Проститутки Москвы

Субботняя рубрика-Писатель о Любви отрывок..


....Яркий свет заливает кабину, и Рэнди думает: блокпост, полицейские, прожекторы. Свет заслоняет черный силуэт. В стекло стучат. Рэнди
поворачивается и видит, что шоферское место пусто, ключей в зажигании нет.
Мотор выключен. Он выпрямляется и трет лицо, отчасти спросонок, отчасти -- поскольку, вероятно, разумнее держать руки на виду. Стук в стекло становится более нетерпеливым. Окна запотели, видны только размытые очертания. Рэнди хватается за ручку, чтобы опустить стекло, но окно автоматическое и не открывается при выключенном двигателе. Он еле еле находит, как открыть дверцу -- и кто то забирается в машину.
В следующий миг она у Рэнди на коленях, боком, головой у него на груди.
«Закрой дверцу», -- говорит Ами. Рэнди повинуется. Она изворачивается к нему лицом, ее тазовый центр тяжести безжалостно трется о ту область между пупком и ляжками, которая за последние месяцы превратилась для Рэнди в один огромный половой орган. Ами двумя руками стискивает его шею и вцепляется в подголовник. Он полностью обездвижен. Очевидно, за этим должен последовать поцелуй; Ами делает рывок в сторону Рэнди, но
передумывает, видимо, решив, что задача номер один -- хорошенько его рассмотреть. Целую минуту они смотрят друг на друга. Это не томный взгляд и
уж точно не сияющий, скорее он означает: «Во что мы, черт побери, вляпались?» Обоим по настоящему важно, что каждый понимает всю серьезность происходящего. Эмоционально, да, но и с правовой и, за отсутствием лучшего термина, с военной точки зрения. Как только Ами
убеждается, что ее парень все просекает, она позволяет себе чуть скептическую усмешку, которая постепенно расползается до ушей, а затем
смешок, который у девушки более мирных наклонностей можно было б назвать хихиканьем. Потом, просто чтобы прекратить смех, она изо всех сил тянет за стальные опоры подголовника и прижимается лицом к лицу Рэнди. Десять сердцебиений она трется о его щеки, потом находит губы. Это целомудренный поцелуй, проходит долгое время, прежде чем ее губы приоткрываются, в полном согласии с осторожно скептическим подходом Ами ко всему, и гипотезой, которую Рэнди высказал в Уитмене, что она девственница.
По сути, жизнь Рэнди в эти мгновения достигла наивысшей точки. Он наконец осознал, что свет за окном -- заря, а не прожектор, и теперь
пытается прогнать мысль «хорошо умереть в такой день», поскольку ясно: он может разбогатеть, прославиться, что угодно, но ничего важнее этих минут с ним уже не произойдет. Ами тоже это понимает и длит поцелуй, пока у нее не заканчивается дыхание, а потом приникает лбом к
ключицам Рэнди: изгиб его горла и линия ее головы повторяют друг друга, как побережья Африки и Южной Америки. Рэнди почти не в силах удерживать ее тяжесть. Он упирается ногами в пол и пытается сдвинуться на сиденье.
Ами резко и решительно хватает левую штанину его свободных шортов и задирает почти до пупка вместе с боксерскими трусами. Рэнди, ощутив свободу, устремляется вверх, к ней; он пульсирует с каждым ударом сердца и пышет здоровым (без ложной скромности) жаром. На Ами какая то легкая запашная юбка, которую она бросает Рэнди через голову, так что на мгновение он оказывается как в палатке. Однако Ами уже сдергивает трусики; не успевает Рэнди поверить своим ощущениям, как она уже садится на него, резко, пробуждая почти электрический шок. Тут она замирает, передавая инициативу ему.
Рэнди упирается ногами так, что трещат суставы, поднимает себя вместе с Ами и чувствует некую синэстетическую галлюцинацию вроде знаменитого «гиперпространственного прыжка» в «Звездных войнах».
А может, внезапно раскрылась подушка безопасности?.. Тут из него выбрасывается примерно английская пинта семени. В бесконечной череде
эякуляций каждая следующая порождается лишь безумной верой в свое приближение; а потом, как всегда в жизни, вера и надежда подводят, и Рэнди долго сидит неподвижно, пока не осознает, что уже очень долго не вдыхал. Он вбирает воздух полной грудью, расправляя легкие, и это почти так же хорошо, как оргазм, потом открывает глаза. Ами смотрит на него с изумлением, но (слава богу) без ужаса или отвращения. Он опускается на сиденье, мягкая обивка, прогибаясь, легонько ласкает ягодицы. Между сиденьем снизу и Ами сверху ему никуда не хочется двигаться, только немножко страшно, что она скажет -- уж ехидством ее бог не обидел. Ами упирается коленом, привстает и вытирается полой его гавайки. Потом толкает дверцу, дважды хлопает Рэнди по щетине, говорит: «Побрейся» и выскальзывает из машины. Теперь Рэнди видит, что подушка безопасности не раскрылась. Тем не менее у него то же чувство кардинальной перемены в жизни, какое бывает у выживших в автомобильной катастрофе.....
Нил Стивенсон. Криптономикон
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


   
 
  #1 написал: El Mariachi (12 ноября 2011 15:11)  
 
   
 
 
   
 
Хмурый, бро, ты уверен, что это... про любовь?
а то у меня чёто, по прочтении сложилось впечатление, что это про еблю.


--------------------
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #2 написал: beach_boys (12 ноября 2011 16:29)  
 
   
 
 
   
 
Цитата: El Mariachi
Хмурый, бро, ты уверен, что это... про любовь?

lol


--------------------
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #3 написал: Мэм (12 ноября 2011 16:59)  
 
   
 
 
   
 
ДА УЖ... Кроме "Побрейся" сказать нечего!
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #4 написал: Хмурый (13 ноября 2011 23:04)  
 
   
 
 
   
 
все свои публикация я свожу к тому что б народ захотел прочитать книгу...от этого и моменты выбираю на свой вкус , страх и риск...ну и каждый видит то что желает bully
P.S. Побрейся(С)ржу


--------------------
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #5 написал: Акционер (14 ноября 2011 12:42)  
 
   
 
 
   
 
Цитата: Мэм
ДА УЖ... Кроме "Побрейся" сказать нечего!

wink


--------------------
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #6 написал: kulidi55 (16 ноября 2011 05:56)  
 
   
 
 
   
 
Это для бабс чтиво. fellow
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  #7 написал: Хмурый (16 ноября 2011 13:17)  
 
   
 
 
   
 
Цитата: kulidi55
Это для бабс чтиво.

«Криптономикон» (англ. Cryptonomicon, 1999) — роман Нила Стивенсона. Роман часто относят к жанру фантастики, так как автор является классиком киберпанка, хотя книга гораздо ближе по жанру к историческому роману. Роман номинировался на премию Хьюго за лучший роман в 2000 году. fellow


--------------------
 
   
 
   
 
 
 
 
   
 
  Информация  
 
   
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.